Найти по параметрам

«КОКОКО» - это какая-то магия!» Интервью с Матильдой Шнуровой

Redaktor, 29 Февраля 2016

В прошлом году знаменитый петербургский ресторан новой русской кухни «КОКОКО» занял 4-е место согласно версии ресторанной премии Where To Eat. По версии этой же премии шеф-поваром года стал концепт-шеф «КОКОКО» Игорь Гришечкин.

Ресторан КоКоКо

Кухня: Русская, Авторская
Средний счет : 1500-2000р
Адрес: Санкт-Петербург, Вознесенский пр., д. 6
M
Адмиралтейская

А 1 марта после перерыва «КОКОКО» вновь открывает свои двери для гостей, но уже на Вознесенском 6 (теперь заведение будет работать на территории отеля W St.Petersburg). 
События значимые, а поводы весомые. Restoran.ru встретился с создателем «КОКОКО» Матильдой Шнуровой, чтобы обсудить с ней успех ресторана, аттестацию персонала и профессиональную деформацию, а также картошку с тушенкой, которую готовят по заказу мужа Матильды, питерского музыканта Сергея Шнурова.

Ни для кого не секрет, что за три года ваше заведение завоевало большую популярность. Как вы считаете, почему это произошло? Ведь в Петербурге множество ресторанов на самые взыскательные вкусы. Каковы слагаемые успеха?

- Я думаю, что популярность ресторана практически всегда можно объяснить вкусной едой. Ресторану очень сложно быть успешным, если качество еды недостаточно хорошее. Я могу с уверенностью сказать, что «КОКОКО» успешен, в первую очередь, благодаря тому, что еда вкусная. Большая составляющая нашего успеха – это и личный вклад, который за этим стоит. Не могу сказать, как в других ресторанах, не могу сравнивать, но знаю, что «КОКОКО» требует от руководящего состава колоссальной отдачи. Мне задают вопрос: почему вы не открываете второй, третий ресторан, ресторан в Москве? А я понимаю, что второй такой ресторан открыть сложно: он требует больших личных вложений, он очень энергозатратен. У нас сложная концепция подачи блюд: это много заготовок и большая предварительная подготовка. Специально для нас даже производится разработка особых тарелок. Мы все подробно продумываем, ищем мастеров, заказываем у них посуду. И сам сервис… Не знаю, как в других ресторанах, а в нашем мы раз в месяц проводим аттестацию всего персонала: на знание ингредиентов, технологий приготовления, сочетания блюд с винами… на двух языках.

Аттестации проходят по вашей личной схеме?

- По личной инициативе, конечно. Чтобы держать такую концепцию, нужно соответствовать. Персонал зала общается с гостями, они - визитная карточка и лицо ресторана. И концепция, конечно же, будет провалена, если не будет адекватных грамотных комментариев к еде, потому что те блюда, которые подаются в «КОКОКО», провоцируют гостя на вопросы – как это приготовлено, что это такое. И все официанты должны иметь достаточно знаний, чтобы ответить на любые вопросы, которые могут возникнуть у гостя. Это мое самое главное требование к официантам. Кроме улыбки и доброжелательности, они должны быть очень образованными и подкованными в области нашей кухни, русских продуктов, современных технологий приготовления. Поэтому каждый месяц у нас проходит аттестация, и если кто-то не соответствует нашей концепции, не знает каких-то вещей, которые необходимо знать, то… дела даже доходили до увольнений. Если сотрудник хочет работать в «КОКОКО», он должен развиваться.

А что нужно, чтобы попасть к вам?

- Обычное собеседование. Дальше мы выдаем все материалы и обучаем персонал. То же самое касается персонала кухни. Вне зависимости от того, в каком цеху состоит повар и что он делает, он должен знать все процессы кухни, должен знать не только то, что готовит непосредственно он, но и блюда, которые к нему не попадают, и работу всех остальных цехов.

Лично вы участвуете в этих аттестациях?

- Если у меня нет времени, я могу и пропустить, но стараюсь всегда участвовать сама. Мое участие закрепляет результат, потому что они боятся генерального директора, и, если с управляющим сотрудники еще могут давить на жалость, то со мной нет – считаю себя проректором на экзамене.

А Игорь Гришечкин участвует в аттестациях?

- Да, он, если есть время, тоже участвует. Обычно принимаем аттестацию командой: концепт-шеф, шеф-повар, управляющий и я. Если кого-то нет, принимаем урезанным составом. И каждый спрашивает свою часть: я буду спрашивать по концепции - как официант рассказывает о ресторане; концепт-шеф и шеф-повар спрашивают о технологии, о продуктах, о нюансах – например, почему здесь соус такой, а там такой. Управляющий – по сервису и по вину. Кстати, у нас в обновленном ресторане будет сомелье, и у сомелье будут отдельные аттестации по винной карте.

То есть можно честно сказать, что этому ресторану вы все продали душу?

- Я не люблю терминологию вроде «сделано с душой» или «наша душа на тарелке». Конечно, это не так. Мы все работаем, делаем это за зарплату, и я не люблю, когда начинается подмена понятий. Это бизнес, в первую очередь. Но, несмотря на то, что это маленький ресторан, не заведение на 500 посадочных мест и не сеть, я могу честно сказать, что он требует от меня, от шеф-повара и концепт-шефа, от управляющего такой отдачи, что мы периодически просто «горим» на работе.

У нас как раз был вопрос на эту тему: есть ли все-таки у вас в планах открывать что-то похожее? Или, наоборот, непохожее?

- Пока планов нет: мы должны освоиться с «КОКОКО». За три года существования «КОКОКО» на Некрасова мы набрались такого опыта и так выросли, что сейчас в новом помещении все, считай, вообще по-другому. Я думаю, что несколько лет уйдет на то, чтобы освоиться на новом месте, проработать год, другой, третий в новом помещении. И если я буду понимать, что ресторан успешен, что он уже «на потоке» сам по себе, потому что появляются кадры, которые растут по карьерной лестнице, потому что усиливается менеджмент и поварской состав, потому что команда крепкая, тогда, вероятно, я пойму, что пришло время для еще одного проекта. У меня есть люди, которые будут готовы туда встать. И я не исключаю, что через несколько лет я об этом подумаю.

Из того, что вы рассказали относительно концепции ресторана, вырастает еще один вопрос. У нас в городе есть рестораны, которые предлагают русскую кухню, в том числе успешную русскую кухню.

- Какие рестораны вы имеете в виду?

Например, есть «Наша дача», «Палкинъ». Мне хотелось бы знать, чем ваша концепция принципиально отличается от этих заведений?

- По-моему, это очевидно. Мы не просто так называем нашу кухню «новой русской кухней». Вы не найдете у нас ни одного классически исполненного блюда. Щей у нас нет, и борща у нас нет классического.

Авторское осмысление русской кухни – это ваше основное отличие?

- Нет, это современная русская кухня, она не то что бы авторская. Авторским может быть и борщ классический, и щи суточные – это будут какие-то игры с ингредиентами или приготовлением. У нас вообще другое «строительство» - это кухня современная, она основана на других взглядах на еду. Во-первых, технологии. Во-вторых, все идет от законченной идеи, от какого-то вида. И здесь видение концепт-шефа играет важнейшую роль, плюс его образование и кругозор. Мы создаем нашу кухню, глядя не только на место, где мы находимся, но и шире. Мы работаем, не побоюсь этого слова, в формате мирового развития кухни и гастрономии. Мы говорим на современном гастрономическом языке. Я думаю, что это важное отличие. И не думаю, что ресторан «Наша дача» говорит в таком смысле со своими гостями.

Можно поподробнее о технологиях, которые вы используете?

- Это к нашему концепт-шефу, он у нас творец, я не буду говорить за него. Хотя это, конечно, и применение молекулярной кухни, и всякие сложные процессы. Я могу сказать, что, к примеру, когда мы работали на Некрасова, в меню было примерно 40 позиций. И под это меню было больше двухсот заготовок. Вы, конечно, понимаете, что все это говорит о технологии. Это не два-три ингредиента в блюдо - это реально очень сложная сборка каждого блюда, а сейчас их будет еще больше. У нас сложные блюда в приготовлении. Это и есть технология, когда на одной тарелке собраны разные текстуры и разные температуры и так далее.

Думаю, что вам уже не раз задавали этот вопрос, но все же: почему ваш ресторан «КОКОКО», известный не только среди питерских фуди, но и в среде московских гурманов, переехал с обжитого и уже всем знакомого места в W St. Petersburg?

- Переехать мы решили, в первую очередь, по техническим причинам. Нам катастрофически не хватало площади кухни на Некрасова. В связи с этим мы начали изначальный поиск. Вдобавок хотелось расширить количество посадочных мест. У нас сейчас гости хотят, например, проводить банкеты, отмечать дни рождения. И часто бывают запросы на 40 человек.  В «КОКОКО» на Некрасова был второй маленький зальчик, но там помещалось максимум 18-20 человек. И мы не могли закрывать заведение: закрывшись под банкет на 40 человек, мы обидим постоянных гостей. В то же время мы теряли банкеты. Было понятно, что нужен новый зал, где была бы возможность проводить мероприятия. На Вознесенском такая возможность будет. Там ресторан состоит из двух залов, и один можно легко выделять под мероприятия, не закрываясь при этом. Но самая главная причина – техническая, конечно. Мы хотели большую и лучшую кухню.

Площадка, на которую вы переезжаете, дает вам новые возможности? Про банкеты вы уже сказали, а еще что?

- Возможностей очень много, потому что там очень удобно спланированная кухня. Она достается нам не целиком, как была при Алене Дюкассе. Мы с отелем разделили ее на две части, одну часть занимает отель, и они будут обслуживать свои банкеты, фуршеты и конференции, а также in room dining. Обслуживает их отдельная команда, мы просто соседствуем через дверь. Вторая часть кухни – наша. Несмотря на то, что кухню разделили на две части, она по-прежнему остается очень удобной и хорошо оснащенной. На кухне мы все доработали под себя, и сейчас она просто роскошна, от кухни на Некрасова она «уходит» с большим отрывом: это уровень пятизвездочного отеля. Это выход на новый уровень, там совершенно другие возможности. Кроме того, «КОКОКО» будет предлагать широкий ассортимент хлебов, которые мы сами будем печь с нуля. Там же для завтраков будут делаться всевозможные круассаны, булочки, пирожки, пироги, блинчики. Не исключено, что мы будем продавать выпечку и навынос. Об этом я, если честно, мечтала: мне хотелось, чтобы в моем ресторане было производство своего хлеба. Сейчас мы заново прорабатываем все меню - технологии приготовления блюд немного изменятся в лучшую сторону, учитывая новые возможности.

Меню полностью обновится, или же останется часть прежних позиций?

- Часть блюд, конечно, останется, потому что у нас есть хиты, которые любят постоянные гости. Мы и сами не сможем попрощаться с этими блюдами, да и зачем? Люди в ресторан идут за «тем самым салатом». Мы дополняем меню, разнообразя его. Например, у нас был ощутимый недостаток вегетарианских блюд. Это связано с концепцией: зимой мы готовим из того, что в это время года можно купить у фермеров. Вегетарианцам или девушкам, которые хотят по вечерам есть что-нибудь легкое, выбора не хватало. Меню доработали в этом ключе, добавили овощные позиции, еще будет роскошная хлебная корзина. Также у нас появятся завтраки. На завтраки могут приходить как гости отеля, так и все желающие; будет два меню. Первое меню – буфет, которым будут пользоваться жители отеля или гости, которые пожелают за него заплатить. Второе – это отдельное меню «а ля карт», которое будет называться «русский завтрак», поскольку в рамках буфета сложно реализовать концепцию и подачу «КОКОКО». Буфет отеля Starwood требует соблюдения определенных стандартов завтраков. Скажем, там всегда должны быть апельсины-бананы, свежие помидоры и огурцы вне зависимости от времени года. Все это мы будем соблюдать, но в меню «русский завтрак» мы будем реализовывать всякие подачи в нашем фирменном стиле с учетом сезонности продуктов. И если вы захотите, не будучи жителем отеля, просто зайти с утра, выпить кофе и съесть блинчики или сырники, вы заплатите за это меньше, чем за целый буфет.

Со скольки будете предлагать завтраки?

- С семи утра. Это требование отеля.

Что касается сезонности: в последнее время звучит много обсуждений санкций, ведутся разговоры о том, как рестораторы выходят из положения. А ваш ресторан к тому же заявлен как заведение, привязанное к сезонности. Стало ли тяжелее использовать сезонные продукты?

- Нет. Нас вообще ничто не гнетет, потому что мы открылись с такой концепцией года три назад, до санкций. Тогда поставщиков было еще меньше. Сейчас их становится больше, но спрос на продукты тоже растет. Поэтому хороший продукт всегда в дефиците, и он, конечно, дорожает. Нам так же сложно сдерживать цены, как, например, ресторанам, которые зависят от курса валют, и у которых страшно подорожали импортные продукты. Нам тоже сложно, потому что местные продукты тоже растут в цене. Сложности, конечно, есть: например, местное мясо стало стоить слишком дорого. С этим мы боремся, но, как и все, просто теряем прибыль, стараясь поднимать цены в меню не так динамично, как наши поставщики.

Может быть, появились какие-то новые поставщики, которые раньше, скажем, не представляли интереса для ресторанов?

- Сейчас многие стали пользоваться услугами местных поставщиков, потому что другого выбора нет. Так как мы в этом давно, мы уже знаем их ассортимент вдоль и поперек.

То есть вам сейчас в какой-то степени проще.

- Да, для нас это не было шоком. Мы в этой ситуации оказались со сформированной базой поставщиков. Если многие рестораторы столкнулись с проблемой того, что все поставщики, которых они имели, сегодня уже не могут с ними работать, то у нас в наличии наша база. Мы, конечно, ее расширяем, ищем новых партнеров, но, в общем и целом, все нормально.

Скажите, а весь состав «КОКОКО» переезжает на новое место, или есть какие-то изменения?

- Изменения начались еще в ноябре, когда Игорь Гришечкин был повышен до статуса концепт-шефа. На должность шеф-повара был приглашен Александр Кокурин, который сейчас возглавляет кухню. Он занимается наймом, оборудованием, вся организационная работа на нем. А главная обязанность Игоря Гришечкина с ноября – работать над концепцией, над идеями, над подачами, над новым меню, над обучением поваров. В данный момент он активно обучает новую команду. В остальном же переезд состоялся с той же командой, хотя с кем-то из поваров и официантов мы все-таки распрощались: кого-то не устроил пятидневный график, который теперь будет в новом «КОКОКО», кто-то захотел открыть свое дело. Но большая часть команды переехала с нами, плюс добавились новые ребята, поэтому кухня сейчас состоит из «старичков» и новичков. Управляющая Даша Попова тоже переехала с нами; руководящий состав дополнился, но костяк тот же.

Очень интересно, как вы взаимодействуете с Игорем Гришечкиным. Вы принимаете участие в проработке меню и концепции, а за кем обычно последнее слово?

- За мной, конечно. Не он же мой работодатель. Я решаю, что у нас пойдет в продажу, а что не пойдет, что мы будем ставить в меню, а что нет. Мы всегда проводим дегустации, и они всегда проходят в команде. Это никогда не делала я в одиночку или один Игорь: он придумывает новое блюдо и мы его пробуем всей командой. Участвуют и управляющий, и шеф-повар, и су-шеф, и пиар-менеджер, и закупщик. Потом обсуждаем, может быть, находим слабые места - что-то, над чем нужно поработать. И обязательно проводим фотосессию - все это снимаем, фотографируем, чтобы потом выкладывать в инстаграм и фейсбук. В момент запуска мы все это успеваем сделать, а потом блюдо попадает в меню - конечно же, после дегустации и согласования.

Последнее слово за вами, а было ли когда-нибудь, что вам категорически не нравилось, а команда смогла вас переубедить?

- Знаете, понятие «вкусно» или «невкусно» - это довольно-таки условно. Это очень субъективно. Поэтому я никогда не берусь диктовать, как это должно быть. Были случаи, когда, например, я не поняла блюдо. Но я видела восторг Игоря, я доверяю его вкусу. И команда говорила: «В принципе, прикольно, интересно!». Несколько раз я разрешала поставить в меню то, с чем я была внутренне не то что бы согласна. Но это было неплохо - это была отличная еда, просто я не поняла задумку, не очень оценила. Я это делаю для того, чтобы посмотреть, как это сработает на практике: мы же можем посмотреть на результат продаж и понять, кто был прав. Можем почитать отзывы о блюдах, люди ведь рассказывают, понравилось им или не понравилось. Я не считаю, что мой вкус - стопроцентный и объективный, он тоже может быть разным, и неправильно для руководителя задавливать возможность принятия решений подчиненными. Это их право, они могут либо совершить ошибку, либо не совершить ее, сделать свои выводы, и я сделаю выводы. Это для нас опыт, и для меня, и для них. Поэтому мы экспериментируем подобным образом.

Скажите, а как началось ваше общение с Гришечкиным, почему именно он вас заинтересовал?

- Я увидела в нем талант и подумала, что нужно попробовать. Мы попробовали - открыли ресторан. И ресторан через какое-то время очень стал успешным, и таковым является до сих пор. Гришечкин меня привлек своей идейностью и хорошим вкусом.

А что в вашей работе является для вас самым трудным, и что является самым легким? Например, вы сказали, что периодически на работе прямо сгораете. Для кого-то это действительно напряжение, а для кого-то ведь кайф.

- Для меня это кайф, конечно, но такой... знаете, есть кайф разный. Есть жесткий, а есть кайф легкий.

Для кого-то хардкор - это отлично, и надо больше.

- Да, но это не easy, это такой жесткий кайф.

Есть ли для вас в ресторанной деятельности что-то такое, что причиняет дискомфорт, и хорошо бы это убрать?

- Если я хотела бы что-то убрать, я бы это убрала. Не знаю… есть такие вещи, не то что бы плохие. Трудность, наверное, в том, что я интроверт. И мне тяжело быть супергостеприимной. Для меня, например, выйти в зал, начать всех обнимать, всем наливать, угощать, целовать, вот это все - реально не мое амплуа. Я даже за это не берусь - зачем делать то, что у тебя не получится? Конечно, я с удовольствием хожу по ресторану, смотрю, что за гости, но я не умею, как некоторые рестораторы - выйдут, что-то громко рассказывают, всех заводят. А для меня это сложно. Хотя понимаю, что, может, я бы еще больше увеличила популярность ресторана, если бы делала это. Это палка о двух концах, потому что, с другой стороны, я больше всего в жизни ценю людей, таланты. И «КОКОКО» дал мне возможность встретить действительно уникальных людей, интересных личностей. Это и гости, и работники ресторана. И опыт, который я приобретаю от взаимодействия с этими людьми, конечно, невероятный. «КОКОКО» - это какая-то магия, это таланты: талант Игоря, всей команды, управляющего. Все эти таланты, эта энергия, чувства – все это и притягивает уникальных людей. «КОКОКО» - место, где я себя настолько прекрасно чувствую, что мне кажется - люди, которые приходят, это тоже чувствуют. Это либо рождается, либо нет; в «КОКОКО» это родилось. Какая-то одухотворенность, радость жизни, работы, радость творить, учиться и получать опыт. Это для нас большое удовольствие. Оно иногда бывает жестким, когда все, мы падаем. Но мы счастливы, потому что, когда по итогам месяца фантастическая выручка и все получают бонусы - это кайф, и ты понимаешь: мы молодцы, круто поработали. Ресторан - это еда, люди, эмоции, общение, вот и все. Все истины - они простые. И это, конечно, в радость. Бывает тяжело, но все равно это радость.

Вы неоднократно упоминали о том, что проводятся дегустации, какие-то проработки, и вы во всем этом участвуете. Устаете ли вы без конца пробовать блюда? Есть такая еда, которую вы можете есть бесконечно, или что-то надоедает?

- Ничто не надоедает. Я так привыкла к наличию «КОКОКО» в моей жизни, что уже не представляю, как без этого жить. И мы каждый день хотим есть, мы через каждые три часа хотим есть. Поэтому как может надоесть еда?

Такое бывает, когда это переходит в профессиональную сферу.

- В «КОКОКО» настолько вкусно и классно, что не надоедает. И если я иду в какой-то другой ресторан и там не круто, это начинает злить и раздражать. Понимаешь: черт возьми, ведь могли же сделать хорошо! Это профессиональная деформация, и она у меня уже давно произошла. Я езжу в гастрономические путешествия, чтобы пробовать новое, я этим живу.

А какие-то любимые продукты есть?

- Я, наверное, фанат гречневой каши. Когда я хочу есть, я ем гречневую кашу. На самом деле я всеядна, у меня ни на что нет аллергии, и ем вообще все, могу съесть любой продукт. База моя - это, наверное, какие-то русские вещи: хлеб черный, гречка, черный чай, соленый огурец…

Ничего сложного.

- Да.

Скажите, а ваш супруг принимает участие в вашем ресторанном бизнесе? С точки зрения концепции, кухни, дегустаций или еще как-то?

- Да, эпизодически. Он, конечно, не регулярно это делает. У Сергея своя деятельность, настолько активная, что ему сейчас не до этого. Но он от меня бесконечно получает информацию о том, как идут дела. И другие моменты бывают. Вот сейчас в новом меню будет блюдо, которое он захотел. Он его подробно описал Игорю, и Игорь сделал. Сергей сказал, что не может жить без картошки с тушенкой: обожает горячую картошку, туда - тушенку, перемешать и есть. А мы как раз работали над дичью - у нас есть поставщики, которые предлагают мясо кабана, лося. Но были сложности: например, мясо было немножко с запахом дичи, и нас это смущало. Мы уже буквально готовы были отказаться. И я сказала Сереже: мол, столько мучаемся с этим мясом, так хотели ввести какую-нибудь экзотику, а он говорит: «Да вы что, надо делать тушенку с картошкой, это же так прекрасно!» Теперь это блюдо будет в новом меню; мы сами делаем тушенку, сами закатываем порционные банки. Вот вы спрашиваете, в чем особенность «КОКОКО», а у нас даже банка под тушенку со специальной этикеткой: мы ее продумали с дизайнером, специально заказали в типографии – будет «под советскую», но «кококошная» этикетка. Или, например, если у нас в салат идет присыпка, то она завернута в газетный кулек. Мы эту газету сами верстаем и печатаем в типографии на специальной бумаге, предназначенной для кухни, для еды.

И гости это будут видеть?

- Они будут открывать этот кулек, как у бабушек из-под семечек, и оттуда высыпать присыпку в салат. А кулек этот из фирменной газеты «Кококо». У нас во всей концепции подачи нет ничего, к чему можно было бы придраться. Все доделываем, додумываем. Я с Сергеем иногда советуюсь, как с визуалом - у него очень хороший глаз - по каким-то моментам в интерьере, по поводу дизайна визиток или пригласительных. Он же и логотип «КОКОКО» придумал.

Каверзный вопрос: в одном из интервью вы сказали, что Сергей почти всю еду ест с кетчупом. В «КОКОКО» он тоже со своим кетчупом приходит, или его и так все устраивает?

- Его все устраивает - с кетчупом он не приходит. Дома эту страсть реализовывает.

Может, этот вопрос и прозвучит глупо, но я обязана его задать. У вас еще есть балетная школа, и я рискну предположить, что она все-таки прибыльнее ресторана.

- Нет, это не так. Не прибыльнее.

Мне казалось, что из-за сложности работы с поставщиками, постоянного удорожания продуктов, уменьшения посещаемости ресторанов и всей этой тяжести балетная школа все-таки прибыльнее.

- Ресторан точно прибыльнее. Причем во много раз.

И последний вопрос у меня по поводу названия ресторана: оно как-то привязано к одноименному фильму (х./ф. «Кококо» (2012), режиссер Авдотья Смирнова - прим. ред.)?

- Оно не привязано, просто на тот момент это слово было у нас в обороте. Мы очень часто общались с Дуней Смирновой - она на тот момент еще жила в Петербурге. И когда писался сценарий и еще никто не знал, что будет такой фильм, мы уже слышали это слово. В результате, когда я размышляла над концепцией ресторана, который будет работать только с фермерскими продуктами по сезону, и хотелось звонкое, короткое, яркое название, которое в любом языке будет легко произноситься, я вспомнила это слово. Мне показалось, что оно идеально подходит, мы спросили у Дуни разрешения, она разрешила – и так и назвали.

Интервью проведено и подготовлено Дарьей Панкратовой и Мариной Андроновой.

Фото предоставлены Матильдой Шнуровой.

Здесь еще никто не писал, Вы можете быть первым
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии и отзывы на сайте. Если вы уже зарегистрированны на сайте воспользуйте формой авторизации, в противном случае воспользуйтесь формой быстрой регистрации и введите E-mail
добавить: фото


Читайте также

Идеология русского пития: бар ORTHODOX на Рубинштейна

В Питере теперь можно пить на русский манер, с уклоном на локальный продукт, с акцентами на местные специалитеты.


Гастробар Fat cook

Fat cook – заведение, открывшееся в центре города, в одной из самых проходных локаций – на канале Грибоедова, в двух шаг...


Новое меню в ресторане «Мансарда»

Летнее меню от шеф-повара Дмитрия Богачева составлено из легких, согласно времени года блюд, интересных сочетаний и новы...

НАВЕРХ
Загрузка...