Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Токовая, 10 января 2017
Писать об итогах года - занятие неблагодарное. Как бы не старался автор объективизировать материал, от личного и человеческого никуда не деться, и в памяти остаются, конечно же, открытия последних месяцев, в то время как ресторанные события начала года, какими бы выразительными и яркими они ни были, блекнут и растворяются в яви дня сегодняшнего.

Так что - да, итоги будут субъективными. Впрочем, как и все материалы этой колонки - автор к этому стремится. Автор стремится быть обычным гостем, пришедшим в ресторан, а не критиком, с профессиональным снобизмом взирающим на еду, сервис и цвет стен. Автор стремится почувствовать то, что чувствует обычный гость, когда ему подают на тарелке что-то, что он ест в первый или в десятый раз. Поэтому здесь не будет сложной аналитики, смелых цифр и вангования. Во-первых, обычные гости такого не делают, а во-вторых - и слава Богу - у нас есть профессионалы, которые делают это с куда большим успехом и, очевидно, с куда большим правом. Поэтому будет много банальностей, общих мест и необъективности.

Эпиграф к этому тексту буквально напросился, влез и назойливо засел в голове: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…». Как ни удивительно, но всё это верно и про ресторанное бытие ушедшего года. Квартирный вопрос, он же аренда, по-прежнему портит жизнь и рестораторам, и, как следствие, гостям. Он, проклятый, убил обаяние Конюшенной площади, и не в 2016 году ушедшие оттуда проекты в 2016 году так и не нашли достойной замены. А по большому счёту, всё напоминает прежнее. Всё так же открываются рестораны с посредственной кухней и высоким счётом, наполняемые силиконом и его поклонниками - хотя их и меньше, чем раньше. Всё так же открываются рестораны, старающиеся совместить хлеб и зрелища, хотя притче о двух стульях больше тысячелетий, чем самой истории этого предмета мебели. Всё так же знаменитости, зарабатывающие деньги на совсем другом поприще, считают своим долгом открыть ресторан имени себя или от имени себя.  Меняются фантики, обложки, концепты, но суть меняется мало, сводясь к переиначенной фразе про бессмысленный и беспощадный, но не русский бунт уже, а русский бизнес. Хотя, лукавлю и черню действительность. Меняется. Меняется суть - понемногу, тяжело, исподволь. Появляются ребята, которые и правда хотят вкусно кормить людей за вменяемые деньги. Иногда это выходит коряво, иногда умирает, не успев воспарить хоть сколько-нибудь высоко. Но они есть и, верю, будут, несмотря на все хтонические ужасы нашей экономики.

Но довольно лирики, перейдём к конкретике. Это не номинации, не звёзды (я без всякого самоуничижения считаю, что звёзды и в самом деле у нас может раздавать только один - тот, который и в самом деле такой один), не вилки-ложки. Это, скажем так, ощущения, вылившиеся в более или менее чёткие и ёмкие определения. Размещены они в некотором сумбуре, но в целом - от худших к лучшим.

«Бессмысленный пафос»: «Этаж 41» и «Птичий двор». Второй - вкуснее. Но оба - дети одних родителей и оба - мажоры. Не буду раскрывать рта и срывать убора не буду. Еда - посредственная, ценник завышенный, этажное тирамису до сих пор является мне в гастрономических кошмарах. «Птичий двор» хотя бы может похвастаться вкусной курицей, название не опозорил и на том спасибо.

1/2
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Цыпленок джоспер (590 рублей) с соусом чимичурри (80 рублей)

Цыпленок джоспер (590 рублей) с соусом чимичурри (80 рублей)
Реконструированный тирамису (380 рублей).

«Многоплодная Гинза». Распиаренная The Repa для меня оказалась просто пареной репой. Еда - странно до несъедобности, сервис - типично. Интерьер - да, удивительно, фантастично и ярко, сказочно и театрально. Ожидалось, что и на тарелке вдруг развернётся действо почище шемякинского «Щелкунчика». Но не случилось. «Маймун» и «Чечил» - упомяну одной строкой, да, были, да обычная баклажаново-бричмулиная окраинная гинза и довольно с них. «Godji» - вот совершенно неожиданный, под конец года особенно приятный дар ресторанной группы городу и миру. Ресторан в хорошем месте, с малознакомым, но многообещающим поваром - Владимиром Щепиловым, так не по-гинзовски любящим вкусно и щедро кормить гостей. Его утка с терияки и картофельными дольками - одно из самых запомнившихся, замечательных и съеденных до последней крошки блюд года. Шефа - на карандаш.

Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Утка с терияки и картофельными дольками (890 рублей).

«Недоразумение». Это именно недоразумение - то есть то, что я не смогла уразуметь. Понять, зачем этот проект создан, кого он будет кормить и чем. Здесь все разные, каждый непонятен по-своему. Julia Child Bistro - очень милое внешне место, с вызывающим аппетит названием и несоответствующей этому названию кухней. Такое ощущение, что ребята начали за здравие, а потом передумали и охладели к проекту. А жаль. «Городская дача» - просто самая невкусная кухня года.
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Ресторан «Городская дача» - милейший интерьер, но несъедобная кухня.

«Печалька». Многообещающие проекты, по тем или иным причинам в итоге заслужившие только «Ну как так то?». Это, конечно, «Телячьи нежности», стартовавшие мощно и уверенно, но на поверку оказавшиеся совершенно невкусными, с грустной и претенциозной едой. И под конец года «Коза Дереза», которая сменила шефа, потеряв вместе с ним один из самых вкусных салатов с осьминогом в городе.

Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Осьминог с картофелем в сырном муссе в соусе домашний чили в «Козе Дерезе». Реквием

Back in USSR. Такими проектами рестораторы не устают нас радовать каждый год. Вот и в 2016 году случилось целых два. «Коммуналка» от Стаса Михайлова порадовала отсутствием ожидаемой пошлости и огорчила совершенно столовской едой. Единственный подлинный привет из прошлого - вполне достойный «Киевский». Который оказался абсолютно несъедобным во втором проекте на ту же ностальгическую тему - в ресторане «Центральный». Этот герой порадовал достойным, без кича и лубка, интерьером с умело обыгранной советской тематикой и попыткой готовить по «Книге о вкусной и здоровой пище». Осуществленной с переменным успехом. Из удач - судак «Орли» и «Метропольки». Из неудач - реплики на советские десерты.  
1/3
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Судак «Орли» с соусом тар-тар (260 рублей).

Судак «Орли» с соусом тар-тар (260 рублей).
Котлеты «Метропольки» (480 рублей) с картофелем Пайль (180 рублей).
Торт «Киевский» (300р).
«Атмосферный ресторан». Social Club. Здесь и в самом деле очень уютно, душевно как-то, даже несмотря на медиумический столик, так и норовивший облить нас нашими же лимонадами. Еда - запомнилась и вполне могла бы полюбиться крепко, если бы не излишнее пристрастие к подслащению несладких блюд при весьма скучной десертной карте. Но в личную гастрономическую топографию (это те места, куда я могу пойти есть и повести друзей - не по работе, а для души) всё-таки включен.
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Томлённый в соусе амба говяжий язык с яблочным паем и облепиховым соусом (590 рублей).

«Сияние чистого разума». Те рестораны, которые вызывают, скажем так, рассудочный, а не желудочный интерес. То есть в них интересно побывать, но не столько из-за еды, сколько из любопытства. Это, прежде всего, «Квартира Кости Кройца» - и в самом деле необычный масштабный проект с тайными явками и паролями. Кухня - ничего сверхъестественного, но и ничего сверхплохого. Уверенный середнячок, куда хорошо водить гостей города с целью их удивления и девушек с целью деморализации и последующего завоевания.

«Этюды». Рестораны, которые в целом не особо поразили воображение, но запомнились каким-то одним ярким и умело приготовленным блюдом. Это «Ферма Бенуа» с замечательным судаком с рисом венере и «Crab Story» с креветками «Катаиф», похожими на два хрустящих облачка с отменным ярким чили.

1/2
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Судак с рисом венере (630 рублей).

Судак с рисом венере (630 рублей).
Креветки «Катаиф», 330 рублей.

«Моя топография». Рестораны, куда я хожу есть - с семьей, друзьями, гостями и так далее. В этом году кроме уже упомянутого Social Club список пополнился рестораном Hitch, где кухня пусть и на четвёрку, но зато твёрдую и по всем позициям - от салатов до десертов. И да - для меня в пятёрке стейковых мест города. Вошли в первые строки этого списка и Gastroli, завоевавшие мое расположение не только изящной кухней, но и искренним уважением к гостю (если не считать громкой музыки, но она тут не всегда). Вошёл сюда и Frank с простыми и вкусными рёбрами и шавермой, которую тут называют совершенно неудобоваримым для русскоговорящего человека словом wrap. И «Мясорубка» с действительно шикарными бургерами.

1/3
Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Скёрт (690 рублей) с картофелем Айдахо (190 рублей) и соусом NY (70 рублей).

Скёрт (690 рублей) с картофелем Айдахо (190 рублей) и соусом NY (70 рублей).
Тальята из говядины в азиатской глазури (690 рублей).
Свиные рёбрышки в соусе барбекю (500 рублей).

«Шефы». Специально выношу эту рубрику в финал. Это и в самом деле вершина. Во многих смыслах. И в том, что у нас всё больше и больше успех ресторана связан с успехом шеф-повара, и в том, что сами шефы начинают понимать ответственность за эту связь и принимать её. И в том, что мы дорастаем до гастрономических столиц, идя в ресторан на шефа.  Итак, кого из шефов открыл мне и не только мне ушедший 2016. Я уже писала о Владимире Щепилове, творящем чудеса в Godji. Приятным открытие стал и Даниил Крюков, шеф DoZari. У Даниила пока не всё получается ровно и гладко, но есть явный потенциал и чувство еды. Надо говорить про Антона Абрезова (Gräs) - все хвалят, да. Но пока для меня он - нечто трансцендентное, ибо опыт знакомства с его кухней не восхитил и не поразил меня. Хотя лавкрафтовские мурашки по-прежнему не оставляют меня, потому планирую вернуться к его творчеству в новом году. Глядишь, и постигну. Не добралась в уходящем году до Валерия Горинова из ресторана «Дом» - говорят, в перспективе может переплюнуть Гришечкина по части экспериментов с новой русской кухней. Обещаю в этом году дойти и рассказать. Самым ярким открытием стал под самый исход года Виктор Гусев, уже закончивший работу с рестобаром «10.10». Всё приготовленное Виктором мы ели, щипая себя за разные места, - нам не переставало казаться, что это сон. Что так просто не может быть. Но нет, может. Точнее, могло. Что будет дальше, не знаю. Как выяснилось, рестораторам не так важно, как человек готовит, куда важнее калькуляция, приёмка продуктов и так далее. Что ж, возможно, они и правы, но нам то, друзья, от этого не легче.

Петербург на тарелке. 2016. Итоги.

Gräs. Мусс из чая матча с желе из чайного гриба (250 рублей).

P.S.: к сожалению, редактор не разрешила мне ввести категорию «Несварение», хотя сама не раз становилась жертвой тех, кто был бы достоин получить место в этой категории.  

Здесь еще никто не писал, Вы можете быть первым

Ваш комментарий
Добавить:
фото
Смотрите также
29 августа 2014
Петербург на тарелке. Ресторан «Meat line»
Услышала я про то, что в нашем славном городе открылся ресторан, где готовят на теппанъяки, ещё весной. Но добраться до ...
14 мая 2012
Петербург на тарелке. Ресторан «Склад № 5»
Магазины при ресторанах уже давно не редкость. Нынче же петербургское ресторанное разноцветье обогатилось еще одним форм...
26 марта 2012
Петербург на тарелке. Ресторан «Базар»
Конюшенная площадь – одна из самых 'горячих' ресторанных точек северной столицы – недавно обогатилась еще одним ...
Загрузка...