Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Токовая, 19 февраля 2018
Русская северная кухня. Это словосочетание в последнее время манифестирует себя едва ли не громче той самой New Nordic Cuisine.

И если кто-то может оказаться на гребне волны манифеста, то это Рустам Тангиров, не постеснявшийся назвать свой новый проект просто и незатейливо - «Териберка бар». Так же просто и незатейливо проект занял симпатичный особнячок на Московском проспекте с не самым романтичным, зато просторным видом на шоссе и железнодорожный мост. Так что глядя в огромное окно, можно медитировать на бесконечные товарняки или разглядывать любопытных прохожих, в свою очередь, разглядывающих вас. Это я про первый этаж, где расположился основной зал ресторана. Зал небольшой и невероятно симпатичный. Что мне безоговорочно нравится в двух последних тангировских проектах, так это антураж и атмосфера. Приятные без всяких «но». Вот просто хюгге в чистом виде - начиная от спокойных морских тонов, дерева, удобных кресел и столов и заканчивая, пардон, нормальным туалетом с полотенчиками.

Кроме этого зала на первом этаже открыт винный магазин. Мы не поленились и предприняли экскурсию и на этажи выше, обнаружив ещё один зал, где только что был банкет, а вообще этот зал - для повседневной трапезы, залы, где будут только банкеты, сигарную, студию для кулинарных мастер-классов, студию для винной школы и, кажется, нашли бы Нарнию, но нас вовремя остановили. В общем, размах чувствуется. И основательность тоже.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Но нас, понятное дело, более всего интересовала еда. Меню слегка запутанно разделено на «Мясо», «Рыба», «Аквариум», «Сыр и овощи» и «Основной курс», который и вводит в заблуждение, потому как и в нём тоже есть и мясо, и рыба. В общем, не поняла я, зачем такая история, ну, да ладно. И да, разумеется, десерты тоже есть.

Тар-тар из креветки с битыми огурцами, 530 рублей. Гладкая, прохладная, скользкая плоть креветки странна - она теряет привычную сладковатую белковость. Она похожа на клочки тумана, впитавшие немного морского воздуха. Это ощущение усугубляют почти невесомые соломинки водорослей, когда попадают на кусочки креветки. Огурцы - не битые, а скорее маринованные - тоже завораживающим образом будят ощущение моря на языке. Моря холодного, северного, серого, монотонного. Даже крохотные спасательные круги острого соуса не спасают от его отстранённого равнодушия.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Тар-тар из креветки с битыми огурцами, 530 рублей.

Рубленая форель с кремом из авокадо и водорослей, 470 рублей. Мы всё ещё в том же холодном северном море. Поэтому на языке очень много свежести - от рыбы, от огурцов, от зелени. И очень немного самого вкуса рыбы, а ведь форель рыба настырная, вкусом богатая, но здесь теряется, робеет, сдаётся на милость серым северным водам. И только укутанная в бархатное, с лёгкой горчинкой, одеялко из авокадового мусса, оттаивает и чуть щедрее одаривает рыбным своим вкусом.
Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Рубленая форель с кремом из авокадо и водорослей, 470 рублей.

Рамэн лапша с камчатским крабом, 660 рублей. Самое простое и самое, пожалуй, вкусное блюдо трапезы. Нет, это не лучший рамэн, который я ела в своей жизни, но это живая и настоящая еда: крепенький озорной бульончик, в котором и рыбная нота есть, и соя себя не стесняется. И краба щедро. И зеленушка пейзаж оживляет. И яйцо на яйцо похоже, а не на взвесь белковую безликую. Даже слегка рафинированная лапша - неплоха. Ей бы дикости побольше, и вообще отличный рамэн вышел бы.
Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Рамэн лапша с камчатским крабом, 660 рублей.

Оленина на живом огне со свеклой и черной смородиной, 790 рублей. Есть такая актёрская байка: когда в массовке персонажам надо изображать живейшую беседу, а беседовать им не о чем, то они бубнят фразу: «О чём говорить, когда не о чем говорить», повторяя её на разные лады с соответствующей мизансцене эмоцией. Вот и про оленину эту - о чём говорить, когда не о чем говорить. Разве что о её героических попытках сохранить свою оленью суть под натиском беспощадного сувида? Так попытки те, хоть и героические, но безуспешные. Сувид победил и превратил мощное дикое оленье мясо в сладковатый вязкий белок. И, увы, ягодная кислинка вязкость эту только усиливает, вяжет ещё больше. Только и остаётся, что отдыхать на корнеплодах - свёкле и чёрной моркови.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Оленина на живом огне со свеклой и черной смородиной, 790 рублей.

Фишболлы из палтуса и трески, с соусом из бочковых огурцов, 590 рублей. Прекрасное блюдо задумывалось, наверное. Особенно если не доводить фарш до гомогенного «а-ля наггетс» состояния, чтобы в нём нельзя было различить рыбьей плоти даже под микроскопом. И соус к нему сделать не таким кисло-кефирным. Ведь «домашний тар-тар» не значит жидкий. А так, повторюсь, прекрасное блюдо в потенции. А в реальности - пюре из батата вот отлично вышло.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Фишболлы из палтуса и трески, с соусом из бочковых огурцов, 590 рублей.

Несмотря на то, что десерты делает девушка-кондитер (мне стыдно, но я не запомнила её имени) и делает их прекрасно, в каждой из сладких позиций по обилию меренг легко читается фирменный тангировский стиль. И десерты здесь - самое лучшее. Это дерзкое, смелое приключение, которому абсолютно наплевать на условности, позы и манеры.

Чизкейк из жаренного белого шоколада с манго, 300 рублей. Сфера, наполненная лёгким, изящным муссом, в котором чередуясь, не споря друг с другом, открываются вкусы сливочного йогурта и топлёного молока. Но сфера с сюрпризом - взрывным насыщенным джемом из манго, очень уместно и тонко подчёркивающим йогуртово-шоколадный вкус. Смело могу рекомендовать.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Чизкейк из жаренного белого шоколада с манго, 300 рублей.

Трюфель с коньяком Roullet XO и вареньем из черной смородины, 300 рублей. Бесстыжий и наглый трюфель, настолько насыщенно шоколадный и коньячный, что заставил покраснеть даже опытную меня. Это соблазн для рецепторов - дерзкий, харизматичный, опасный. Кстати, совершенно интуитивно я начала есть сначала «землю» из меренг с вареньем и каким-то пронзительно кислым желе (могу ошибаться, но почудилась маракуйя). И правильно. Потому что после трюфеля вы больше ничего не сможете съесть - просто не почувствуете вкуса, рецепторы - в нокауте. Это очень странно, очень искушающе, и это хочется повторить.

Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Трюфель с коньяком Roullet XO и вареньем из черной смородины, 300 рублей

A propos.Вода «Байкал Резерв», 530 мл, 200 рублей. Приемлемо. Чай Ассам с чабрецом, 250 рублей. Классика средней руки. Хлебная корзина, 100 рублей. Поскольку нормальный хлеб к нашему приходу съели, нам предложили бриошь. Булочки симпатичные, вкусные, вот только резать их не стоило, пожалуй.
Петербург на тарелке. Ресторан «Териберка бар»

Хлебная корзина, 100 рублей.

Сервис. Одна девочка очень милая, но слегка уставшая и потому не особо разговорчивая. Вторая - более уверенная, хорошо знает меню, активно рассказывает и рекомендует. Кстати, здесь наливают чай, что в последнее время я встречаю нечасто (а зря - только так господа рестораторы могут убедиться, что половину их чайников-проливайников надо выкинуть). Обе, и уставшая, и не уставшая, всё-таки продают довольно активно, предлагая блюда дня и обитателей аквариума (их тоже почти всех съели, остался только краб). А теперь немного поучений: друзья, всегда смотрите в счёт. Я, подрасслабившаяся за сытые нулевые, обожглась пару раз совсем недавно, поэтому теперь внимательно читаю чек. И, вуаля, становлюсь счастливой обладательницей порции Полугара Хлебного какого-то там купажа, который я, естественно, ни сном, ни духом. Понятное дело, деньги вернули и тысячу раз извинились, но, повторюсь, смотрите в чек, дамы и господа. Это познавательно и полезно.


Итого. Одолев закуски и оба горячих, я отложила приборы в сторону и задумалась. Что это, размышляла я. Попытка передать суровый северный край с его монотонностью, отсутствием ярких красок и границ, размытых серой дымкой вечного марева, вылившаяся в остранённую, лишенную чётких вкусов еду? Или перфекционизм, приводящий художника к тому, что отрезается всё лишнее, всё неправильное, то самое, что составляет суть индивидуальности, естественности, живости, ведь безупречное не может быть живым? Или что-то другое, чего и предполагать не хочется? Почему в еде нет красок, нет физиологизма, нет, по сути, вкуса, а есть некий абстрактный расчёт на то, что вот это сработает так и так, потому что есть некие умозрительные правила, по которым оно должно именно так работать? Откуда эта боязнь сказать лишнего, пересолить, дать жару? У меня нет ответа. И, признаюсь, повторять визит, чтобы этот ответ найти, мне не хочется. По крайней мере, пока.


Кухня - 4


Интерьер - 5.


Атмосфера - 5.


Сервис - 4.


Итого: 18.


Счёт за данный ужин: 4390 рублей.


Note: журналист посещает заведение инкогнито за счёт компании.

Здесь еще никто не писал, Вы можете быть первым

Добавить фото
Ваш комментарий
Добавить:
фото
Смотрите также
29 августа 2014
Петербург на тарелке. Ресторан «Meat line»
Услышала я про то, что в нашем славном городе открылся ресторан, где готовят на теппанъяки, ещё весной. Но добраться до ...
14 мая 2012
Петербург на тарелке. Ресторан «Склад № 5»
Магазины при ресторанах уже давно не редкость. Нынче же петербургское ресторанное разноцветье обогатилось еще одним форм...
26 марта 2012
Петербург на тарелке. Ресторан «Базар»
Конюшенная площадь – одна из самых 'горячих' ресторанных точек северной столицы – недавно обогатилась еще одним ...
Загрузка...