Интервью с Валерией

Redaktor, 19 Декабря 2011

Валерия – одна из самых ярких звезд на российской эстраде. Кроме интересного вокала, у нее есть свой стиль и, определенно, хороший вкус. О вкусе во всех его проявлениях, о прошлом, о творчестве и нашем времени мы беседуем с Валерией накануне ее юбилейного концерта, посвященного 20-летию творческой карьеры

ВалерияВалерия – одна из самых ярких звезд на российской эстраде. Кроме интересного вокала, у нее есть свой стиль и, определенно, хороший вкус. О вкусе во всех его проявлениях, о прошлом, о творчестве и нашем времени мы беседуем с Валерией накануне ее юбилейного концерта, посвященного 20-летию творческой карьеры.

- Валерия, ваши поклонники помнят, что ваше появление на большой сцене состоялось в 1992 году. Тогда же вышел и первый ваш альбом романсов "Побудь со мной". Программа вашего юбилейного вечера тоже состоит из романсов. Почему спустя 20 лет вы решили снова вернуться к этому жанру?

Для меня это шаг вовсе не воспоминание о прошлом, а отражение моего настоящего. Сейчас мне  хочется глубокой музыки и хорошей поэзии, поэтому – снова романсы. Кроме того, этот жанр интересен моим слушателям. Этот вывод я сделала, общаясь с публикой на моих концертах. И если двадцать лет назад романсы были в камерном исполнении, то теперь я пою их в сопровождении хора и симфонического оркестра –  сейчас это более серьезные отношения с жанром.

- В вашей карьере было много экспериментов. Были разные музыкальные стили, разные сценические образы, опыт работы на Западе… Как за эти годы изменились ваши слушатели?

Среди моей аудитории есть люди, которыми я особенно дорожу. Это те, кто менялся и взрослел вместе со мной, те, кто ходит на все мои концерты. Если говорить в целом, то, наверное, главная особенность моих слушателей заключается в том, что все – очень разные и, в то же время, необыкновенно интеллигентные люди. На мои выступления приходят и подростки, и родители с маленькими детьми, и пожилые люди. Поэтому я называю себя семейной певицей.

- В 2008 году вы заявили о том, что уходите с российской эстрады и намерены работать только в западных странах. Почему вы все же вернулись на российскую сцену?

Я не делала тогда радикальных заявлений. Я всего лишь объяснила, что на протяжении года не буду выступать в России с большими концертами. Потому что в то время я планировала сконцентрировать все мои силы на работе в Европе. И должна сказать, что не напрасно: на Западе мы очень многого добились. Многие мои песни попали в европейские и американские хит-парады. Но на определенном этапе я поняла: чтобы строить творческую карьеру на Западе, нужно там жить. Передо мной встал выбор: либо начинать карьеру в Европе практически с нуля, либо продолжать работать в России, где у меня семья и уже наработанный статус на эстраде, своя аудитория и определенная известность. Я приняла решение вернуться в Россию.
С российской аудиторией у меня очень много общего помимо песен, которые я исполняю. У нас похожий опыт: мы росли в одной стране, в одной культуре, в одних и тех же исторических обстоятельствах. Кроме того, многие мои слушатели воспринимают меня как родного человека. Возможно, это касается каждого "знакомого лица с экрана", которое благодаря телевидению входит в любой дом и сопровождает жизнь людей. Когда я в 2008 году вернулась из Англии, я особенно остро почувствовала, что на российской сцене я чувствую себя дома, что меня здесь любят и ждут как родного человека.

- Что вам дал опыт работы на западной эстраде?

Там был азарт, было интересно выходить на сцену к публике, которая видит тебя в первый раз и ничего о тебе не знает. Этот опыт дал возможность посмотреть на себя со стороны, вдохновлял на творческое развитие. Там мне удалось поработать с выдающимися музыкантами. Все это дало результаты. Например, в прошлом году меня пригласили в Нью-Йорк стать членом жюри первого международного конкурса "AvonVoices". Председателем жюри была американская певица, дизайнер и актриса Ферги. И в начале ноября на этом конкурсе я пела песню, которую для меня написал Бен Уоррен – легендарный автор, который пишет песни для большей части американских артистов.

- Российскую эстраду критикуют чаще, чем хвалят. Якобы, это такое болото, в котором крайне редко появляется что-то действительно интересное, самобытное и яркое...

Во всем мире так. Сейчас везде эстрада переживает период творческого застоя. Те артисты, которые пришли на сцену в 1980-90-е годы, по-прежнему интересны и востребованы. А среди молодых – много "пластмассовых фигур", порой не умеющих петь. Думаю, это связано с тем, что эстрада за последнее десятилетие очень коммерциализировалась. Если главное – заработать деньги, то, конечно, удобнее иметь дело с куклой, которая ничего собой не представляет, которой проще управлять... На безликих персонажах делают бизнес. Творчество же всегда связано с яркой личностью, индивидуальностью.

- Как ваша индивидуальность изменилась за 20 лет творческой карьеры?

Было много трудностей, которые меня многому научили. Сейчас я больше ценю добро, радуюсь светлым моментам в жизни. Раньше все это я воспринимала как должное, теперь научилась дорожить всем этим. Еще я поняла, что все трудности даются нам не случайно, что из всех неблагоприятных обстоятельств нужно уметь извлечь для себя полезные уроки. Один из них – уметь говорить "нет".

- Что вы больше всего цените в людях?

Честность. Очень не люблю фальшь и лицемерие. Меня раздражает, когда люди начинают мне льстить. Еще не приемлю хамства. Оно выбивает меня из колеи, даже если не касается меня непосредственно. Очень расстраиваюсь, когда более сильный унижает более слабого, не терплю неуважения начальника к своим подчиненным…  Я считаю, что люди должны беречь друг друга и не становиться проводниками стресса и напряженности, которых и без того в мире предостаточно. Мне самой намного легче жить, если людям рядом со мной хорошо.

- С чего ваш день начинается?

Со звона будильника. Вскочила – и побежала. Поэтому если удается, я стараюсь подольше поспать. К еде у меня нет каких-то особых требований. Я человек неприхотливый. В моем холодильнике нет деликатесов, там простая нормальная пища.  Конечно, иногда могу побаловать себя походом в мишленовский ресторан. Но каждый день не стала бы ходить в эти заведения. Потому что больше всего ценю те блюда, в которых натуральные продукты и первозданные вкусы.
Я соблюдаю посты. И считаю, что это идеальный режим, который помогает и поддерживать форму, и сохранять здоровье. 

- Шиллер писал, что миром правит любовь и голод. Есть ли у вас такая максима, которая помогает вам объяснять, что происходит вокруг?

Лучше Шиллера я вряд ли скажу. Его утверждение справедливо и для сегодняшнего дня. Добавлю только, что у нас выросло поколение людей, которые не знают, что такое голод. Изобилие – это, наверное, неплохо. Но у него есть оборотная сторона: если у человека все уже есть, то – к чему стремиться? Для меня все это важно, потому что у меня есть дети. Младший сын Арсений занимается музыкой, дочка Анна – будущая актриса, сейчас она заканчивает Щукинское училище, старший сын Артемий заканчивает школу…  И я прекрасно понимаю, что они живут в обеспеченной семье, что они ни в чем не нуждаются, несмотря на то что я придерживаюсь строгих правил воспитания и считаю, что дети всего должны добиваться сами. У каждого из них должна быть своя дорога, и я ничего делать за них просто не имею права. Чтобы люди жили своей жизнью, они должны начинать ее с нуля.

Беседу вела Вера Гиренко

Фото с сайта valeriya.net

Здесь еще никто не писал, Вы можете быть первым
добавить:фото


Рассылка
Присоединяйтесь
НАВЕРХ
Загрузка...